Меценаты, изменившие облик столицы
МОСКВА МЕЦЕНАТОВ
Больницы, музеи, театры и целый переулок — многие московские памятники архитектуры своим появлением обязаны меценатам-строителям
Дореволюционную московскую – как и всякую городскую –благотворительность можно условно разделить на несколько типов. Кто-то покровительствовал бездомным – давал им кров и пропитание. Иные сочувствовали больным – окружали их врачебной заботой. Были покровители образования, наук, искусств. Особое же место занимала та благотворительность, которая преобразовывала облик самих городов.
Скупец-благотворитель

Официанты, банщики, цирюльники и прочая обслуга называли Гаврилу Гавриловича Солодовникова «Храппаидолом» – за скупость. Владимир Гиляровский так писал о нем: «В Сандуновские бани приходил мыться владелец пассажа миллионер Солодовников, который никогда не спрашивал – сколько, а молча совал двугривенный, из которого банщику доставался только гривенник».

Внешность Гаврилы Гавриловича была соответствующая –затрапезный, несколько раз заштопанный костюм, мятая старая шляпа. В трактире он заказывал вчерашнюю гречку – самое дешевое блюдо в меню. В экипаже у него были обтянуты резиной только задние колеса – кучеру такой комфорт не полагался.
Театром на Большой Дмитровке благие дела Солодовникова далеко не ограничивались. Именно он сделал первый взнос на строительство московской консерватории
Тем временем миллионы предпринимателю приносил огромный Солодовниковский пассаж. Он занимал пространство между магазином Мюра и Мерелиза на Петровке и улицей Кузнецкий мост.

Этическими нормами владелец торгового комплекса себя не сковывал. Влас Дорошевич писал: «Построил пассаж, –помещения прямо за грош сдает. «Мне больших денег не надо. Был бы маленький доходец». Торговцы и накинулись. Магазины устроили, – великолепие. Публика стеной валит. А Гаврил Гаврилыч по пассажику разгуливает и замечает: к кому сколько публики. А как пришел срок контрактам, он и говорит: «Ну-с, публику к месту приучили, - очень вам признателен. Теперь по этому случаю, – вы, вместо 2 тысяч, будете платить шесть. А вы вместо трех и все десять». Попались, голубчики, в ловушку. Он их и облупливает. Стонут!»
Третьяковы стали единственными московскими меценатами-строителями, подарившими городу не только крупнейшую во всей стране картинную галерею, но еще и целую улицу
Почему же он попал в число благотворителей? Благодаря театру, который был выстроен в 1894 году на Большой Дмитровке. Газеты сообщали: «Устроен театр по последним указаниям науки в акустическом и пожарном отношениях, – не скупились на похвалы газеты. – Театр, выстроенный из камня и железа, на цементе, состоит из зрительного зала на 3100 человек, сцены в 1000 кв. сажен, помещения для оркестра в 100 человек, трех громадных фойе, буфета в виде вокзального зала и широких, могущих заменить фойе, боковых коридоров».

Этим сооружением благие дела Солодовникова далеко не ограничивались. Именно он сделал первый взнос на строительство московской консерватории. Взнос не малый –200 тысяч рублей. Он же построил в городе Москве Клинику кожных и венерических болезней (ныне – Кафедра кожных и венерических болезней Первого Московского государственного медицинского института имени Сеченова). Это пожертвование было особенно ценным – всякий благотворитель, когда слышал, на что нужны деньги, моментально отказывался, ведь подобным меценатством особенно не побравируешь. Но для Солодовникова общественная польза оказалась выше собственных амбиций.

Сделал он еще немало добрых дел, и не только в Москве. Иван Шмелев писал: «Много я ездил по России, бродил по глухим углам и узнавал такое – не поверишь... Знали на местах и не дивились: чему же удивляться – «добрый человек», и все. Иначе как же? Помню, в Глазове, Вятской губернии, среди лесов и болот…встретил дворец-гимназию. «На капиталы Солодовникова». На пустыре, во тьме, чудеснейший «дворец света», воистину свет из тьмы. И это – «темное царство»! Нет: это свет из сердца».

Тем не менее, в историю вошел именно Солодовниковский театр. Сейчас здесь размещается Московский театр оперетты.
Дарители улицы

Крупнейшая в стране картинная галерея, созданная братьями Павлом Михайловиче и Сергеем Михайловичем Третьяковыми – возможно, самый известный пример российского меценатства. Менее известно, что Третьяковы стали единственными московскими меценатами-строителями, подарившими городу целую улицу.

В самом центре столицы, между Никольской улицей и Театральным проездом, проходит короткий, но очень красивый Третьяковский проезд. История его такова.

Этот земельный участок вплоть до 1870-х годов был сплошь застроен самыми обыкновенными домами. Но братья Третьяковы отважились на неслыханное дело. Они обратились к архитектору А. С. Каминскому и тот, на деньги заказчиков, проложил здесь новенький проезд (на самом деле его траектория в точности повторяла траекторию старого, но в XVIIIвеке застроенного проезда) и оформил его в древнерусском стиле.

Новая улица удалась на славу. Здесь открылись респектабельные магазины – торговый дом братьев Алексеевых, парфюмерия «Брокара» и «Ралле», магазин готового платья Трусова и Суровцова, чайный магазин Куликова. Московский купеческий банк. Дорогой ресторан.

Казалось бы, можно стричь купоны, богатеть. Но братья Третьяковы поступили иначе – они преподнесли этот переулок в дар городу. Так он и стал единственной московской улицей, полностью выстроенной на частные средства.

Текст: Алексей Митрофанов
Made on
Tilda